.

hüquq - Qarabağ problemi
  BAŞ SƏHİFƏ
  Beynəlxalq sazişlər
  Azərbaycanın milli partiyası
  Qarabağ problemi
  “Demokratiya:Gediləsi Uzun bir Yol”
  Əlaqə
  Anketler

Айдын Балаев

НАРОДНЫЙ ФРОНТ АЗЕРБАЙДЖАНА

Историческая Хроника: 1988 – 1991

(Первая часть Хроники была опубликована

в журнале "Страна и мир" № 2, 1991, Мюнхен, ФРГ):

 

 

 

От редакции журнала "Страна и мир".

 

Публикуемая статья написана с позиций убежденного сторонника НФА. Не со всеми его оценками можно согласиться. Очевидна также неполнота обзора событий. Так в очерке не говорится о фактическом расколе НФА 7 января 1990 г. - выходе из него многих членов руководства во главе с Лейлой Юнусовой, образовавших социал-демократическую партию Азербайджана. Нет в нем рассказа о событиях в Ленко­рани в декабре 1989 - январе 1990 г., когда местное отделение НФА фактически взяло в свои руки власть в этом городе, что завершилось интервенцией Советской Армии в Ленкорань. Не говорит автор и о роли НФА в разрушении пограничных сооружений в декабре 1989 г., и об участии НФА в кратковре­менном провозглашении независимости Нахичеванской АССР в январе 1990 г. К сожалению, ничего не гово­рится и о волне арестов членов руководства НФА, начавшейся после январских событий (в частности о налете на постпредство Азербайджана в Москве, завершившемся арестом одного из руководителей НФА Этибара Мамедова). Тем не менее при всех упомянутых недостатках в статье дается полезный обзор поли­тической истории крупнейшей независимой общественной организации Азербайджана, которой еще предстоит сыграть важную роль в жизни этой республики.

 

 

 

ГЛАВА I

 

НАЧАЛО

 

Навязанная азербайджанскому народу в начале 1988 г. "карабахская проблема" бросила в водоворот политической борьбы десятки и сотни тысяч людей, ранее абсолютно аполитичных. Карабахский кризис одновременно с активизацией народных масс выявил также полную неспособность республиканского руководства самостоятельно решать проблемы, вставшие перед Азербайджаном в новых условиях.

В этой ситуации в обществе постепенно созревала идея создания массовой общественной организации, способной не только защитить территориальную целостность Азербайджана, но и обеспечить его реальный суверенитет.

 

Летом 1988 г. представителями азербайджанской интеллигенции, объединившимися в "Клуб ученых города Баку", была организована Инициативная группа для создания НФА по типу прибалтийских народных фронтов, выдвинувшая лозунг достижения суверенитета республики в рамках СССР.

 

На протяжении нескольких месяцев Инициативная группа разрабатывала проекты Программы и Устава НФА. Были проведены несколько семинаров, посвященных вопросам республиканского хозрасчета и проблемам исторического прошлого азербайджанского народа, а также конференции с представителями других нефор­мальных организаций Азербайджана, которых в то время насчитывалось уже несколько десятков. Именно одна из таких неформальных групп - комитет "Варлыг" впоследствии вместе с Иници­ативной группой стал базой для создания Народного Фронта Азербайджана. Главной целью "Варлыга" являлось "обеспечение широкого участия народных масс в решении общественно-полити­ческих, социально-экономических и культурных проблем республики".

 

В дни непрекращающихся в Баку, на главной площади города, митингов (17 ноября - 5 декабря 1988 г.) процесс формирования НФА вступил в фазу практической реализации. В эти дни на предприятиях, в учреждениях и организациях республики было создано более 200 групп поддержки НФА. Однако выяснилось и то обстоятель­ство, что идея создания НФА еще не до конца воспринимается основной частью населения. Массовое движе­ние в Азербайджане носило во многом стихийный характер и, основываясь больше на эмоциях, ограничи­валось только вопросами, связанными с "карабахской проб­лемой". Еще не наступило осознание того факта, что без реального суверенитета, без подлинной политической и экономической самостоятельности республики урегулировать карабахский кризис невозможно. Сказывалось влияние длительного господства тоталитарного режима, который, подавляя всякую политическую активность масс в зародыше, привел общество к моральной стагнации.

 

После событий 5 декабря 1988 г., когда в 4 часа утра солдатами спецподразделения была "очищена" городская площадь, в развитии национального движения Азербайджана наступил период затишья, связанный с обрушив­шимися на многих лидеров и активистов репрессиями. Однако в конечном счете  остановить естественный ход развития событий и процесс создания НФА не удалось.

 

 В конце февраля - начале марта 1989 г. переговоры между Инициативной группой НФА и комитетом "Варлыг" завершились подписанием политического соглашения, в результате чего был создан Временный Инициа­тив­ный Центр НФА (ВИЦ НФА) с Координационным Советом в составе 10 человек, куда вошли по пять предста­вителей от каждой группы.

 

В условиях информационной блокады Азербайджана, когда центральная и мировая печать давала однобокую информацию о событиях в НКАО и вокруг нее, когда азербайджанская пресса и офици­альные власти респуб­лики трусливо хранили молчание, ВИЦ НФА был для всесоюзной и мировой общест­венности единственным источником правдивой информации о карабахских событиях.

 

 

БОРЬБА ЗА ЛЕГАЛИЗАЦИЮ  НФА

 

 ВИЦ НФА 13 марта 1989 г. обратился в Верховный Совет республики с просьбой о регистрации. С аналогич­ной просьбой к тогдашнему Первому Секретарю ЦК Компартии Азербайджана А.Везирову обратились и тысячи граждан республики, откликнувшиеся на призыв ВИЦ поддержать НФА. С призы­вом сплотиться вокруг НФА в борьбе за демократизацию общества к азербайджанскому народу обрати­лись известные литераторы Азербайджана И.Шыхлы, Ю.Самедоглу, М.Араз и С.Рустамханлы.

 

Под давлением общественности руководство республики вынуждено было начать неофициальные контакты с членами Правления НФА. 14 апреля 1989г., когда истек месячный срок, положенный по закону для ответа на письмо НФА с просьбой о регистрации, А.Везиров принял членов Координаци­онного Совета ВИЦ НФА. На встрече Везиров высказался в том духе, что цели Компартии республики и НФА аналогичны, и поэтому он не видит необходимости в создании НФА.

 

Несмотря на активное противодействие властей, в конце апреля 1989 г. в Баку была проведена конфе­ренция, посвященная межнациональным проблемам региона, в работе которой принимали участие представители различных неформальных групп страны и зарубежные корреспонденты.

 

Для информирования широкой общественности о деятельности НФА ВИЦ НФА начал выпускать в самиздате "Бюллетени НФА" на азербайджанском и русском языках.

 

После апрельского (1989 г.) пленума ЦК КПСС средства массовой информации республики начали широкую кампанию дискредитации в глазах народных масс идеи создания НФА. В конечном итоге, как это нередко бывает, эта кампания дала обратный эффект, способствовав росту авторитета НФА среди азербайджанского народа.

 

В конце апреля - начале мая 1989 г. представители НФА участвовали в первом совещании национально-демократических движений, состоявшемся в Эстонии, а 13-15 мая - в работе Балтийской ассамблеи. НФА был представлен и на учредительном съезде народного движения "Бирлик", состоявшемся в мае 1989 г. в Ташкенте.

 

Между тем, в связи с новым обострением обстановки в НКАО, в начале мая 1989 г. ситуация в республике начала накаляться. Созданный в январе 1989 г. якобы для нормализации обстановки Комитет особого управ­ления (КОУ) НКАО во главе с А.Вольским фактически отстранил республиканские органы от управления автономной областью. С благословения КОУ все экономические, политические и культурные связи НКАО с республикой были прерваны. Боевики из Армении, при попустительстве А.Вольского наводнившие автоном­ную область, начали кампанию, направленную на вытеснение азербайджанцев из НКАО. С этой целью были полностью блокированы азербайджанские села НКАО, начались угрозы и террор против азербайджанского населения области. Неспособность официальных властей Азербайджана нормализовать ситуацию в автоном­ной области все больше подталкивала широкие массы к мысли, что необходимо искать альтернативные структуры, способные защитить суверенные права республики в НКАО. В сложившихся обстоятельствах такой структурой стал НФА.

 

В Баку 16 июля 1989 г. на полулегальном положении состоялась учредительная конференция НФА, избравшая Правление в составе 15 человек. Председателем НФА с представительскими полномочиями и без права голоса на заседаниях Правления НФА стал сотрудник Института рукописей АН Азербай­джана, историк и востоковед Абульфаз Алиев (Эльчибей). Конференция утвердила Программу и Устав НФА.:

 

НФА строится по производственно-территориальному принципу и представляет из себя конфедера­тивную структуру, в которой решения высших органов носят для его членов лишь рекомендательный характер. Участие в мероприятиях НФА сугубо добровольное.

 

Согласно Программе НФА определяет себя как "общественная организация, выступающая за коренную перестройку и демократизацию всех сфер жизни республики". Конечной целью НФА объявляется построение в Азербайджане Правового государства и развитого Гражданского общества.

 

 В политической области НФА выступает за достижение политического, экономического и культурного суверенитета Азерб.ССР. При этом, как указывалось в Декларации о суверенитете, принятой на учреди­тельной конференции, "НФА считает возможной перспективу достижения суверенитета в составе СССР лишь при условии успеха процессов перестройки и требует совершенствования федеративной структуры страны. В случае неудачи перестройки НФА будет бороться за полную государственную независимость Азербайджана".

 

 НФА считает приемлемой существующую структуру власти Советов и выступает за необходимость пре­вра­щения Советов в полноправные и полномочные собрания народных представителей, выражающих волю народа и обладающих всей полнотой власти на своей территории.

 

 Основой экономической Программы НФА являлась прогрессивная для того периода концепция "регио­наль­ного хозрасчета": "восстановление полного экономического суверенитета республики над землей, водами, минеральным сырьем и другими природными ресурсами". НФА выступает за передачу в ведение Верховного Совета Азерб.ССР всех предприятий, организаций и ведомств, находящихся на ее терри­тории. В Программе имеется пункт об экономическом плюрализме, разнообразии форм собствен­ности, хотя вопрос о частной собственности отдельно не ставится. Особое значение придается борьбе с теневой экономикой, принявшей в республике угрожающие масштабы.

 

В вопросах социальной справедливости НФА ставит перед собой задачу проведения политики в области социального обеспечения и демографии в соответствии с историческими и национальными традициями населения.

 

НФА с самого начала придерживался принципа верховенства прав отдельной личности над коллектив­ными интересами. "В области прав человека НФА признает в качестве высшей общечеловеческой ценности свободу человека, свободу, а не только его благосостояние. Никакая общественная польза не может служить оправда­нием для ущемления прав отдельной личности".

 

Важное место в Программе НФА занимают национальные проблемы. НФА в своей деятельности придер­жи­вается принципов национальной политики, провозглашающих равенство всех наций, их право на удов­летво­рение своих национальных потребностей. НФА стремится к созданию максимальных условий для сохранения и развития языка, культуры и национальных традиций русских, армян, лезгин, талышей, курдов, евреев, инги­лойцев и других этнических меньшинств, проживающих в Азербайджанской Республике.

 

Особое значение придается развитию экономических, политических и культурных отношений между Азерб.ССР и Ираном с целью сохранения этнокультурного единства азербайджанского народа в условиях неприкосновенности международно признанных границ.

 

 В связи с огульными обвинениями НФА в приверженности к исламскому фундаментализму хочется подчеркнуть, что НФА выступает лишь за соблюдение свободы совести и требует положить конец нападкам безыдейных невежд на религию и традиции, почитаемые сотнями миллионов людей во всем мире.

 

 Значительное внимание в Программе НФА уделяется экологическим проблемам.

 

 

 

ДВИЖЕНИЕ ПРИОБРЕТАЕТ МАССОВЫЙ ХАРАКТЕР

 

С конца июля - начала августа 1989 г. начался качественно новый этап в развитии национального движения. 29 июля, 5 и 12 августа на главной площади Баку были проведены многотысячные митинги. Официальное руководство Азербайджана пыталось с помощью НФА оказать давление на центр и Арм.ССР. Именно этим объясняется тот факт, что в условиях особого положения власти не препятст­вовали проведению массовых митингов. На этих митингах НФА выдвинул требование созвать внеоче­редную сессию Верховного Совета республики, чтобы обсудить на ней вопросы о ликвидации Комитета особого управления (КОУ) НКАО, принятии законов о суверенитете, гражданстве и экономической самостоятельности Азербайджана, прекращении судебного преследования активистов движения за восстановление суверенитета Азербайджана в НКАО, об аннулировании фальсифици­рованных резуль­татов "выборов" народных депутатов СССР от Азербайджана, проведенных в условиях особого поло­жения, об отмене особого положения и комендантского часа в Баку и других районах республики и об официальном признании НФА.

 

Республиканское руководство никак не реагировало на эти требования, что послужило причиной объявления однодневной предупредительной забастовки 14 августа. Вечером 14 августа, выступая на митинге, посвященном итогам забастовки, секретарь ЦК КП  Т.Оруджев заявил о поддержке основных требований народа и призвал Правление НФА приступить к диалогу с руководством. Проведенные 15 и 16 августа переговоры с А.Везировым не привели к положительным результатам.

 

 Между тем сепаратистские силы в НКАО с каждым днем вели себя все более вызывающе. 16 августа 1989 г. они провели в Степанакерте "съезд полномочных представителей населения НКАО", заявивший об отказе признать статус Нагорного Карабаха как автономной области в составе Азерб.ССР.

 

В такой обстановке по призыву НФА 21-22 августа была проведена двухдневная предупредительная забастовка, а с 4 сентября начата недельная общенациональная забастовка, охватившая практически всю экономику республики, за исключением предприятий, обеспечивающих жизнедеятельность населения. К забастовке присоединились железнодорожники, что парализовало работу не только Азербайджанской, но и соседних Закавказской и Северокавказской железных дорог.

 

Общенациональная забастовка в Азербайджане создала большие трудности экономики всей страны. Только за первые четыре дня забастовки промышленность Азербайджана недодала продукции на 130 миллионов рублей.

 

Перед лицом огромных экономических потерь и решимости трудящихся продолжить забастовку респуб­ликанское руководство вынуждено было пойти на переговоры с НФА. О первых результатах этих пере­го­воров было сообщено 9 сентября на многотысячном митинге в Баку. Второй секретарь ЦК Ком­пар­тии Азербайджана В.Поляничко проинформировал участников митинга о решении Президиума Верховного Совета Азерб.ССР провести 15 сентября внеочередную сессию Верховного Совета респуб­лики и пригласить на нее представителей НФА и других общественных организаций.

 

Вечером 10 сентября председатель НФА А.Эльчибей, члены Правления НФА Э.Мамедов и Ю.Самедоглу появились на телеэкранах, сообщив населению республики о договоренности, достигнутой с руковод­ством республики. В частности, было заявлено о согласии республиканского руководства официально признать НФА, дать возможность его представителям принять участие в работе предстоящей внеоче­редной сессии Верховного Совета республики. Однако на следующий день А.Везиров в одностороннем порядке решил пересмотреть итоги состоявшейся встречи. Этот шаг стал причиной второго раунда дол­гих и изнурительных переговоров, которые в случае тупика грозили привести к новой забастовке. Эта угроза вынудила А.Везирова подписать протокол соглашения между ЦК Компартии Азербайджана и НФА.

 

Сентябрьская общенациональная забастовка, организованная и проведенная под руководством НФА, является ярким эпизодом истории не только самого НФА, но и всего азербайджанского национального движения. Полный успех этой забастовки привел к невиданному росту авторитета НФА среди азербайджанского народа.

 

Однако путь к взаимопониманию с руководством республики не был гладким. Это еще раз доказал ход внеочередной сессии Верховного Совета Республики, открывшейся 15 сентября 1989 г., в работе которой впервые принимали участие члены Правления НФА. А.Везиров остался верен себе и сделал все возмож­ное, чтобы выхолостить содержание документов, которые сессия должна была рассмотреть и утвердить. Грубо нарушив ранее достигнутые договоренности, А.Везиров в конце сессии предложил депутатам текст декларации, который предусматривал не ликвидацию КОУ, а лишь совершенствование его дея­тель­ности. В знак протеста члены Правления НФА объявили о возобновлении с 18 сентября общенаци­ональной забастовки и покинули зал заседаний Верховного Совета. На сессии был объявлен 15-минут­ный перерыв, растянувшийся на полтора часа, во время которого велись интенсивные переговоры между А.Везировым и членами Правления НФА. Лишь в 1 час 30 минут ночи сессия приняла постановление о положении в НКАО, которое предусматривало ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР об отмене решения о создании КОУ. Сессия также решила вынести на всенародное обсуждение проекты законов о суверенитете, гражданстве и экономической самостоятельности республики.

 

Специ­а­листы НФА приняли непосредственное участие в разработке окончательного текста «Закона о Суверенитете». Именно по их предложению в текст закона был включен пункт о приоритете респуб­ликанских интересов над союзными и о регламенте выхода республики из состава СССР.

 

Сессия Верховного Совета, возобновившая свою работу 23 сентября 1989г., приняла Конституционный закон "О суверенитете Азербайджанской ССР", что было большим достижением азербайджанского национального движения.

 

 После приостановки общенациональной забастовки 11 сентября 1989 г. только железнодорожники южного направления Азербайджанской железной дороги не приступили к работе. Дело в том, что часть дороги на участке Карчевань-Мегри проходит по территории Армянской ССР и является единственной коммуникацией, связывающей Нахичевань с республикой. Пытаясь блокировать Нахичевань, армянские экстремисты вели активные действия с целью прекращения движения поездов на этом участке. Перед угрозой нападений армянских экстремистов на Азербайджанскую железную дорогу - нападений, которые не только не пресекались, но даже поощрялись армянскими властями, и учитывая продолжающиеся территориальные претензии соседней республики к Азербайджану, НФА в сентябре 1989 г. призвал к прекращению всех экономических связей с Арменией, что послужило причиной большой пропаган­дистской шумихи о блокаде Армении, поднятой на страницах центральной и мировой прессы.

 

Этот вопрос стал предметом неоднократных обсуждений на заседаниях II сессии Верховного Совета СССР в начале октября 1989 г. В конце сентября 1989 г. в Москве состоялись переговоры членов Правле­ния НФА с депутатами из оппозиционной властям Межрегиональной депутатской группы. Азербай­джанские делегаты разъяснили причины и истоки создавшейся в регионе ситуации, и в конечном счете  ожидавшееся постановление Верховного Совета СССР о введении военного положения на Азербай­джанской железной дороге не было принято.

 

5 октября 1989 г. НФА был официально зарегистрирован Советом Министров Республики. По соглашению между Правлением НФА и руководством Республики с 24 декабря начала выпускаться еженедельная газета НФА "Азадлыг", которая сразу же набрала тираж в 200 000 экземпляров.

 

К этому моменту НФА уже превратился в авторитетное массовое движение Азербайджана. В республике фактически сложилась классическая ситуация двоевластия. В отличие от официальных органов власти, полностью потерявших доверие народа, НФА пользовался поддержкой абсолютного большинства населения республики.

 

 

КРИЗИС В НФА: ЛИБЕРАЛЫ  И РАДИКАЛЫ

 

Это был звездный час НФА, которому предстояло выдержать самое трудное испытание в своей еще короткой истории - испытание на прочность в условиях успеха. К сожалению, приходится констатировать, что НФА не выдержал это испытание.

 

Радикальные силы в Правлении НФА возглавляемые Этибаром Мамедовым, Рагимом Казиевым и Нейматом Панаховым начали открытую борьбу за власть, прикрываясь при этом звучными лозунгами. Сложившаяся в республике обстановка вызывавшая состояние пограничное с массовым психозом являлась для этого весьма благодатной почвой.

 

Каждый шаг вперед давался НФА в ожесточенной борьбе с партийным руководством, и у населения сложилось мнение, что единственным методом решения любых проблем является силовое давление на власти. Радикальные элементы в Правлении НФА воспользовались этими настроениями с целью узурпации власти внутри НФА.

 

Как впоследствии отмечала газета "Азербайджан", "отказ от компромиссов со стороны руководства республики тогда, когда это было еще возможно, и трусливые уступки, чуть ли не капитуляция перед силовым давлением, убеждали экстремистски настроенные элементы в безнаказанности и своих безответственных заявлений и действий".

 

Первая сессия Меджлиса (пленума), высшего органа НФА между съездами, состоявшаяся 27 - 28 октября 1989 г. в Баку, словно лакмусовая бумажка, выявила всю серьезность разногласий в руководстве НФА. Эти разногласия, в конечном счете, привели к отставке членов Правления НФА Лелы Юнусовой и Зардушта Али-заде и парали­зовали деятельность руководящего органа.

 

После первой сессии Меджлиса претензии радикальных сил на руководящую роль в НФА стали еще более открытыми и беспардонными. Дело дошло до того, что, прикрываясь чрезвычайностью ситуации, радикалы из Правления НФА начали самочинно отменять решения Правления, в котором они были в меньшинстве, обвиняя при этом либералов в нерешительности и предательстве. Таким образом, либе­ралы в НФА оказались меж двух огней - со стороны коммунистического руководства и радикального крыла самого НФА.

 

Фактически руководство республики и радикальное крыло НФА, хотели последние того или нет, объединили усилия для уничтожения демократического движения в Азербайджане, еще раз подтвердив истину, что в политике крайности сходятся.

 

Радикалы вовсю развернули деятельность по подготовке чрезвычайной конференции НФА, которая, по их замыслу, должна была избрать новый состав руководящих органов. Избрание делегатов на конфе­ренцию на местах происходило в условиях настоящих гонений против сторонников либерального крыла. В такой обстановке 9 декабря 1989 г. Правление НФА приняло решение о нецелесообразности конфе­ренции, открытие которой намечалось на 10 декабря.

 

Правда, либералам пришлось пойти на определенную уступку радикалам. Была приостановлена деятельность Правления НФА и избрана Временная организационная группа (ВОГ) из 5 человек в которую входили по два человека от либералов и радикалов, а так же председатель НФА Эльчибей. ВОГ был наделен полномочиями Правления, и ей была поручена подготовка организационной конференции НФА в течение двух недель. По решению ВОГ от 18 декабря 1989 г., конференцию было намечено провести 6-7 января 1990 г. в Баку.

 

В ходе предстоящей конференции радикалы надеялись легитимизировать свою значительную популяр­ность среди рядовых членов движения, с этой целью под руководством Этибара Мамедова был даже подготовлен новый проект Устава НФА, в котором Правление лишалось своих властных полномочий, зато председатель НФА, ранее обладавший лишь представительскими функциями, наделялся реальной исполнительной властью. В проекте нового Устава, подготовленного молодым студентом юрфака Али Керимовым, было предусмотрено также должность первого заместителя председателя НФА, очевидно, эту должность должен был занять Этибар Мамедов…             

 

Однако, надеждам, которые радикалы возлагали на организационную конференцию НФА, не суждено было сбыться. В избранном на местах новом составе Меджлиса радикалы не смогли получить большин­ство. Еще более сокрушительное поражение они потерпели во время выборов Правления НФА на сессии Меджлиса 8 января 1990 г. Из 14 членов новоизбранного Правления абсолютное большинство представ­ляли либералы. Был забаллотирован один из лидеров радикалов - Неймат Панахов. Лейла Юнусова и Зардушт Ализаде в знак протеста против нападок радикалов объявили о своем окончательном выходе из НФА и создали впоследствии социал-демократическую группу. О подготовленном радикалами  проекте Уставе НФА пришлось на время забыть.

 

 

НАКАНУНЕ  ЯНВАРСКОЙ  ТРАГЕДИИ

 

К этому моменту напряженность ситуации в республике достигла своего апогея - армянские боевики развязали настоящую войну против Азербайджана. В этой обстановке до сих пор бездействовавшее республиканское руководство, вдруг подозрительным образом "осмелев", начало открыто ратовать за создание отрядов народных ополченцев.

 

15 января 1990 г., выступая на встрече с работниками Бакинского завода холодильников, которая транс­лировалась по республиканскому телевидению, А.Везиров призвал всех молодых людей, умеющих обращаться с оружием, записаться в отряды ополченцев, обещав при этом, что они будут обеспечены вооружением. Объявления с аналогичным призывом от имени парткомов в те дни висели во всех учреждениях и предприятиях Баку. Именно партийные комитеты составляли списки добровольцев.

 

Было совершенно очевидно, что готовится крупная провокация. Однако радикальное крыло НФА, ослепленное борьбой за власть, поддалось на эту провокацию, тем самым поставив под удар не только НФА, но и все национально-демократическое движение в Азербайджане. Радикалы, потерпев поражение на выборах в Правление НФА, при поддержке властей создали Совет Национальной Обороны (СНО), поставив Правление перед свершившимся фактом.

 

В этот критический момент, с 9 по 19 января, республиканское руководство и находившиеся в Баку представители центра - Е.Примаков и А.Гиренко - вели переговоры в основном не с Правлением Народного Фронта, а с делегацией НФА, составленной исключительно из радикалов - членов СНО. Таким образом, радикалы, став слепым орудием в руках партаппарата, фактически отстранили Правление НФА от руководства.

 

С 13 января 1990 г. в Баку начались армянские погромы. Еще 30 декабря 1989 г. официальный орган НФА - газета "Азадлыг", осуждая отдельные факты противоправных действий в отношении армянского населения Баку, предупредила, что любые акты насилия на межнациональной почве в данный момент способны лишь дестабилизировать ситуацию, давая властям накануне намечаемых выборов повод для введения особого положения и комендантского часа в Баку.

 

Милиция и КГБ, заранее осведомленные о готовящихся погромах (слухи о них ходили по городу с начала января), ничего не предприняли для их предотвращения. Более того, после начала погромов правоохрани­тельные органы и 12-тысячный контингент внутренних войск МВД СССР, находившийся в городе, преступ­ным образом бездействовали. Имеются факты и свидетели, доказывающие, что войскам был дан приказ не вмешиваться.

 

Активисты НФА, на которых впоследствии хотели свалить ответственность за погромы, в те страшные дни спасли жизнь сотням армян. Лишь к 16 января погромы удалось остановить.

 

 

20 ЯНВАРЯ

 

И без того накаленную обстановку в республике еще больше обострил Указ Президиума Верховного Совета СССР "Об объявлении чрезвычайного положения в НКАО и некоторых других районах" от 15 января 1990 г., в особенности статья 7 Указа, предлагавшая Президиуму Верховного Совета Азерб.ССР ввести комендантский час в Баку и Гяндже. Население республики расценило этот Указ однозначно, как несправедливый и откровенно проармянский. После обнародования Указа началось блокирование воинских частей.

 

В решении Правления НФА от 17 января 1990 г. этот Указ расценивался как унижающий национальное достоинство азербайджанского народа. НФА потребовал созвать до 20 января внеочередную сессию Верховного Совета Республики, чтобы принять решение о приостановлении действия Указа как противо­речащего Закону о суверенитете республики. Одновременно НФА призвал снять пикеты и не оказывать сопротивления войскам в случае введения комендантского часа в городе.

 

В тот же день 17 января перед зданием ЦК начался беспрерывный митинг с требованием созыва внеочередной сессии Верховного Совета и отставки руководства республики.

 

Центр, чтобы спасти полностью скомпрометировавшие себя власти, прибег к крайней мере – приме­нению вооруженной силы. Президиум Верховного Совета СССР принял подписанный М.Горбачевым Указ о введении в Баку чрезвычайного положения.

 

В ночь на 20 января войска без предварительного оповещения населения города начали штурм Баку. Как указывалось в обращении Верховного Совета Азерб.ССР, "последовала безжалостная расправа с мирным населением, протестовавшим против объявления в Баку чрезвычайного положения и ввода войск в город войсковых частей. Имеются многие сотни убитых, тысячи раненых и пропавших без вести".

 

С целью оправдания ввода войск в Баку и гибели невинных людей высшие руководители страны делали различные заявления, порой опровергающие друг друга. Но, думается, ближе к истине был министр обороны Д.Язов, с солдатской прямотой заявивший корреспонденту "Известий", что «войска вошли в город, чтобы разрушить сложившуюся структуру НФА». Военными властями были брошены за решетку свыше двухсот активистов демократического движения. Вскоре главные лидеры радикалов также были арестованы. Правление и районные организации НФА перешли в этих условиях к подпольной деятельности.

 

Учитывая, что после трагедии 20 января отдельные лидеры радикалов продолжали выступать с безответ­ствен­ными заявлениями, призывая народ к вооруженному сопротивлению против вооруженных до зубов и озверевших подразделений спецназа, Правление НФА 26 января 1990 г. приняло решение, в котором потребовало от всех районных (городских) отделений первичных опорных групп и отдельных членов НФА вести борьбу против агрессии исключительно мирными политическими средствами. НФА призвал также решительно пресечь все попытки вбить клин между азербайджанцами и русскоязычным населе­нием города. Было решено создать специальные группы для борьбы с провокаторами, распространяю­щими разные слухи с целью посеять панику среди русских.

 

Январская трагедия потрясла не только не посредственных участников карабахского конфликта, но и демократическую общественность всего мира и укрепила у всех уверенность в необходимости мирного решения конфликта. 1 февраля в Риге состоялись политические консультации между НФА и Армянским общенациональным движением при посредничестве Балтийского Совета, сыгравшие также большую роль в прорыве информационной блокады Азербайджана. Стороны приняли коммюнике о том, что про­дол­жение конфликта не отвечает интересам ни Армении, ни Азербайджана. К сожалению, консультации были прерваны армянской стороной в одностороннем порядке.

 

 

НФА ВОССТАНАВЛИВАЕТ СИЛЫ

 

Мировой резонанс январских событий, поддержка, которую оказали НФА демократы страны и мира, удержали военные и гражданские власти республики от усиления репрессий против азербайджанских демократов.

 

5 февраля 1990 г. в условиях репрессий против НФА в г.Агдаме удалось провести чрезвычайную сессию Меджлиса, в которой участвовало подавляющее большинство его членов. Сессия, обсудив сложившуюся ситуацию в республике, наметила главные направления, формы и методы деятельности НФА в условиях чрезвычайного положения. Правлению НФА были предоставлены чрезвычайные полномочия.

 

Сессия пришла к единодушному мнению, что бакинская трагедия - результат осуществления заранее подготовленного Кремлем совместно с местным руководством преступного плана, имеющего целью подавление национального движения в Азербайджане. Была создана комиссия Меджлиса по расследо­ванию событий 20 января и деятельности Правления НФА в этот период.

 

Пожалуй, самым примечательным итогом этой сессии явилось то, что она продемонстрировала гибкость и жизнеспособность конфедеративной структуры НФА, которая даже в условиях чрезвычайного положе­ния продолжала функционировать. О силе и возможностях НФА говорит и успешно проведенная сороко­дневная общенациональная забастовка, прекращенная по призыву НФА только 5 марта, которая нанесла более полумиллиардный ущерб экономике империи.

 

 Состоявшаяся 3-4 марта в г. Шемахе очередная сессия Меджлиса НФА резко осудила деятельность азербайджанского депутатского корпуса во время обсуждения бакинских событий в Верховном Совете СССР, квалифицировала ее как предательскую. С докладом "О положении в республике и НФА, путях выхода из кризиса" на сессии выступил член Правления НФА И.Гамбаров. Докладчик обратил особое внимание на попытки определенных сил изолировать НФА не только в союзном и мировом масштабе, но и внутри республики.

 

И.Гамбаров отметил, что наряду с разоблачением главных виновников трагедии 20 января - центра и его бакинских подручных - следует со всей серьезностью разобраться в ошибках и упущениях самого НФА. Было предложено внести изменения в Программу и Устав НФА с учетом опыта последних событий.

 

Со своей концепцией национального развития выступил член Правления Х.Гаджи-заде, который в докладе указал на национально-психологические причины нынешнего поражения демократического движения в Азербайджане и указал на необходимость перестройки всех сфер жизни нации: рациона­лизацию национальной психологии, прагматизацию образа жизни и модернизацию Азербайджана.

 

В этот же период активисты НФА начинают подпольно 20- тысячным тиражом издавать бюллетень Фронта «Февгаладе везиййет» («Чрезвычайное положение»).

 

 

ГЛАВА II

 

КОНСУЛЬТАТИВНЫЙ СОВЕТ

 

Попытки достижения  национального согласия  Очередная сессия Меджлиса НФА состоялась 24-25 марта 1990 г. в г. Акстафа. Сессия обсудила платформу НФА на выборах в Верховный Совет, отметив, что НФА борется за восстановление полной государственной независимости Азербайджана, за свободу частного предпринимательства, а также выступает за многопартийность и отмену политической цензуры. С целью повышения эффективности деятельности НФА и совершенствования его организационной структуры на сессии было принято решение об образовании 17 постоянных комиссий, рабочей группы и информационного центра Меджлиса НФА.

 

Еще на чрезвычайной сессии Меджлиса 5 февраля  была выражена надежда, что новое республиканское руководство, учтя горький опыт своих предшественников, проявит необходимую политическую мудрость для вывода республики из кризисного состояния и будет активно сотрудничать с НФА и другими прогрессивными силами.

 

Однако, как показал опыт, новое руководство является достойным преемником старого, приведшего Азербай­джан к национальной катастрофе. Новые руководители республики, продолжая старую обанкро­тившуюся политику своих предшественников, совершенно игнорируют сложившиеся политические реалии, проводят откровенно конфронтационную политику в отношении НФА. В этой связи весьма символично выступление новоиспеченного президента Азербайджана А.Муталибова в Степанакерте 1 июня 1990 г., которое трансли­ровалось по республиканскому телевидению. Он прямо заявил, что какие бы [демократические] процессы ни происходили в стране, у нас есть свои традиции. И, по мнению А.Муталибова, заключаются они в том, что азербайджанский народ уважает лишь силу, и поэтому Азербайджан в данный момент нуждается в твердой руке и сильной власти, способной навести жесткий порядок в республике. Не нужно было быть пророком, чтобы понять, что с таким политическим курсом Азербайджан идет к новой катастрофе, еще более масштабной и еще более кровопролитной, чем трагедия 20 января.

 

Именно в связи с этой опасной для судеб азербайджанского народа политикой группа видных деятелей науки, культуры и искусства, среди которых руководители всех творческих союзов и Академии Наук Республики, выступила в конце апреля с "Заявлением 75-ти", в котором, в частности, отмечалось: "Со всей ответственностью заявляем: существует тревожная тенденция повторения ошибок, допущенных в недавнем прошлом. Руководство республики, на наш взгляд, не осуществляет действенных мер для консолидации всех реально существующих патриотических и демократических движений. Всем должно быть ясно, что порядок, ныне поддерживаемый войсками в республике, - явление временное. Насильст­венно уста­нов­ленное "затишье" позднее может обернуться еще большей трагедией, если самым срочным образом сейчас не предпринять действенных мер для создания прочного фундамента настоящего общест­венного спокойствия. Достижение этой цели без участия патриотических, демократических сил НФА представляется невозможным".

 

Лишь после этого заявления был образован Консультативный Совет из представителей руководства респуб­лики, интеллигенции и НФА. Однако, как показали дальнейшие события, власти отнюдь не собираются вести конструктивный диалог с НФА и заинтересованы лишь в том, чтобы создать види­мость такого диалога с целью успокоения общественности. В середине мая состоялась встреча между представителями НФА и руководства республики при участии видных деятелей азербайджанской интел­ли­генции. На этой встрече было решено создать Консультативный Совет, куда вошли по 6 предста­вителей руководства республики, НФА и интелли­генции. Как сообщила республиканская пресса, задача Консультативного Совета (КС) "заключается в объеди­нении всех сил народа во имя общей цели, в восста­новлении суверенных прав Азербайджана, разработке конкретных рекомендаций по отражению посягательств со стороны". ("Бакинский рабочий" от 19 мая 1990 г.). Однако очень скоро выяснилось, что истинные цели официальных властей расходятся с этими задачами, т.к. последние отнюдь не собирались вести конструктивный диалог с НФА и были лишь заинтересованы в том, чтобы создать видимость такого диалога с целью успокоения общественности.

 

17 мая 1990 г. состоялось первое заседание Консультативного Совета, в котором участвовал А.Муталибов. На заседании было подчеркнуто, что "преследования, непродуманная приостановка деятельности некоторых районных отделений НФА не служат скорейшей нормализации положения".

 

Административным органам предлагалось в скором времени дать общественности подробную информацию о восстановлении деятельности газеты "Азадлыг" и о том, насколько обоснованно и законно привлечены к ответственности задержанные в ходе после январских репрессий лица ("Бакинский рабочий" от 19 мая 1990 г.). На заседании Консультативного Совета было достигнуто соглашение о принятии совместных мер по празднованию 28 мая, годовщины провозглашения в Азербайджане первой на Востоке демократической республики.

 

Главным обсуждаемым вопросом на первом заседании Консультативного Совета, безусловно, был вопрос об учреждении президентского поста в республике. Если бы не этот вопрос, то деятельность Консультативного Совета, пожалуй, осталась бы незамеченной, т.к. начиная со второго заседания А.Муталибов и другие первые лица руководства республики работу его попросту игнорировали, в результате чего совет прекратил свое существование уже к концу мая. Представители НФА в Консуль­тативном Совете, среди которых, в частности, были председатели Правления НФА и его Меджлиса, некоторые члены Правления Народного Фронта, учитывая напряженную общественно-политическую ситуацию и необходимость принятия срочных мер для защиты территориальной целостности респуб­лики, а также стремясь добиться скорейшего прекращения репрессий и восстановления структур НФА, дали согласие в виде исключения избрать президента на сессии Верховного Совета. Правда, уже на следующий день, 18 мая 1990 г., Правление НФА дезавуировало действия своих представителей в КС. В решении Правления указывалось, что, согласившись на избрание президента сессией Верховного Совета, члены КС от НФА поступили вопреки позиции Правления НФА, которое считает, что президент должен быть избран на всеобщих выборах путем прямого и тайного голосования, на альтернативной основе. Аналогичное решение было принято Меджлисом НФА, а контрольно-ревизионная комиссия НФА объявила выговоры представителям Народного Фронта в КС за превышение ими своих полномочий.

 

Впоследствии радикалы неоднократно использовали этот факт в своей борьбе с демократическим кры­лом НФА, обвиняя их в соглашательстве и даже в предательстве интересов народного движения. Не отрицая ошибочности подобного шага представителей НФА на первом заседании КС, в то же время, следует подчеркнуть, что их согласие на избрание президента Верховным Советом носил символический характер. Во всяком случае, практически никакого значения ни для судеб демократического движения, ни для развития событий в республике оно не имело, да и не могло иметь.

 

 

ГАЗЕТА АЗАДЛЫГ - ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ НФА В ПЕРИОД РЕПРЕССИЙ

 

Ради справедливости отметим, что определенные дивиденды от создания КС получил и НФА. Так, возобно­вили свою деятельность ранее закрытые некоторые районные отделения Народного Фронта, НФА вернулся в свою штаб-квартиру в Баку, превращенную после январских событий в солдатскую казарму, а самое главное - начиная с середины июня 1990 г. снова начала выходить газета "Азадлыг". Деятельность ее трудно переоце­нить для демократического движения в условиях чрезвычайного поло­жения, когда НФА лишался своих главных козырей в политической борьбе - митингов и манифес­таций. В этой ситуации именно газета "Азадлыг" стала главным политическим оружием Народного фронта в борьбе с азербайджанской партократией за общественное мнение. "Азадлыг" весьма успешно вел поле­мику с превосходящими по численности силами коммунистической печати по актуальным проблемам текущего политического момента и перспектив его развития.

 

Именно в ходе этой полемики выкристаллизовывалась позиция НФА по тем или иным животрепещущим политическим вопросам, закладывались основы разработки теоретических проблем демократического движения в Азербайджане.

 

Без преувеличения можно сказать, что с июня 1990 г. по август 1991 г."Азадлыг" нес основную тяжесть борьбы с тоталитарной коммунистической системой в республике, и газета с честью выдержала этот экзамен. Хотя к лету 1990 г. режим чрезвычайного положения несколько смягчился, но гонения и репрес­сии против активистов Народного фронта продолжались ив этот период. Как верно подметила газета "Азербайджан", "если до январской трагедии в республике была партия образца времен застоя, то теперь республикой с помощью военной силы руководит партия сталинского типа". ("Азербайджан" от 20 июля 1990 г.) Газета охарактери­зовала правящий в республике режим как "военно-партократический". В этой связи весьма символичным нам представляется высказывание А.Муталибова о том, что "есть законы более важные, чем законы государства".("Бак.рабочий", от 23 июня 1990 г.)

 

 

ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ

 

Азербайджанская партократия действовала в борьбе против НФА в лучших традициях 1937 года. Для наглядности приведем лишь один пример: 17 июня 1990 г." флагман" партийной печати республики - газета "Коммунист" публикует гневные письма "трудящихся" Сабирабадского района с требованием привлечь к ответственности руководителей районного отделения НФА, якобы виновных в краже армян­ских бычков в Нагорном Карабахе. Абсурдный по своей сути, этот политический донос вызвал незамед­лительную реакцию со стороны правоохранительных органов, и уже через неделю "по просьбе трудя­щихся" один из руководителей Сабирабадского отделения НФА Гурбан Мамедов был арестован и провел в тюрьме более года. Всего в Азербайджане к лету 1990 г. было арестовано около 250 активистов НФА.("Коммерсант", 27, 1990 г.)

 

В условиях гонений и репрессий на сторонников оппозиции 26 июня 1990г. состоялась сессия Верхов­ного Совета республики, достойная быть занесенной в Книгу рекордов Гиннесса за свою фантасти­ческую "работоспособность". Буквально в течение нескольких часов сессия обсудила и приняла решения по всем 26-ти пунктам повестки дня, среди которых были такие важнейшие документы для судеб респуб­лики, как законы о гражданстве, о собственности, об аренде, о судоустройстве, об экономи­ческой само­стоятельности Азербай­джана и т.д. Наиболее "выдающимся достижением" сессии стал Закон о выборах в парламент, который даже по советским меркам оценивался многими специалистами как "беспредельный". Сессия назначила выборы на 2 сентября 1990 г.

 

С целью координации и мобилизации усилий оппозиционных сил 8 июля 1990г. в Баку по инициативе НФА собрался форум демократических сил Азербайджана, на котором был создан избирательный блок" Демократический Азербайджан" (в просторечии - Демблок), куда вошли более 50-ти организаций.

Единственным условием вхождения этих организаций в Демблок было признание ими трех принципов: независимости Азербайджана, прав человека и политического плюрализма. Этим объясняется довольно пестрый, в политическом отношении, первоначальный состав Демблока.

 

Естественно, что в Демблоке ведущую роль играл НФА. Демблок обратился к республиканскому руко­водству с требованием изменить наиболее антидемократические положения Закона о выборах, лишав­шего находящихся под следствием лидеров и активистов НФА возможности участвовать в избира­тель­ной кампании, ввести в состав избирательных комиссий представителей Демблока, перенести выборы на более поздний срок, отменить чрезвычайное положение. В случае невыполнения этих требований Дем­блок угрожал бойкотировать выборы. В поддержку этих требований НФА организовал широкую кампа­нию в центральной и зарубежной прессе, а также целую серию политических голодовок в различных городах республики и в Москве. Однако, как и следовало ожидать, все эти требования не были выпол­нены, за исключением переноса даты выборов. Последнее было вызвано тем, что НФА, используя свой богатейший опыт по ведению реальной общественно-политической работы в массах, гораздо активнее коммунистов начал избирательную кампанию.

 

Обеспокоенные этим обстоятельством власти, чтобы выиграть время, вынуждены были перенести дату выборов на 30 сентября.

 

В "Манифесте" Демблока, принятом 10 июля 1990 г., в частности, указывалось:

"Стремясь к созданию правового государства и развитию гражданского общества, признавая приоритет общечеловеческих ценностей, отвергая методы насилия в достижении политических целей, избира­тельный блок "Демократический Азербайджан" обязуется:

-восстановить государственную независимость Азербайджанской Республики путем принятия парла­ментом соответствующих законодательных актов;

-обеспечить утверждение прав человека, зафиксированных в декларации и пактах ООН и охраняемых мировым сообществом;

-обеспечить принятие мер для защиты территориальной целостности Азербайджанской Республики и безопасности ее граждан;

-обеспечить реальный плюрализм в экономической и политической сферах;

-обеспечить сохранение и развитие языка и культурно-исторического наследия всех народов, проживающих в Азербайджане;

-добиться установления мира, спокойствия и национального согласия в Азербайджанской Республике". ("Азадлыг" от 13 июля 1990 г.)

 

Тем временем внутри Демблока разгорелась острая дискуссия между радикалами и либералами по вопросу участия в выборах. Наиболее радикально настроенные представители оппозиции выступали за бойкот выборов. Основные их аргументы нашли отражение в высказывании одного из лидеров "Незави­симых республиканцев" Фуада Агаева, опубликованном в газете "Азадлыг". Как отмечал Ф.Агаев, участие в выборах в условиях сохранения Чрезвычайного Положения означает примирение с сущест­вующим положением дел, еще более затрудняет путь республики к демократии и создает иллюзию демократичности выборов и избираемых Советов. По его мнению, поражение НФА на выборах уже предопределено, а те его представители, которым удастся получить депутатские мандаты, встретятся с "тяжелой артиллерией" АзКП и вынуждены будут переместиться к близкому партократии "центру". В итоге в радикальной оппозиции, как предсказывал Ф.Агаев, будет не более 5-ти человек("Азадлыг" от 15 сентября 1990 г.).

 

Аргументы либералов были следующими: бойкот выборов равносилен изначальному признанию оппо­зицией своего политического поражения и ведет к ее самоизоляции, а в конечном счете, может привести к тому, что НФА окажется на обочине политической жизни республики. Либералы, сторонники участия в выборах, отмечали, что каким бы малочисленным ни был депутатский корпус оппозиции в будущем парламенте, каким бы мизерным ни оказался успех НФА на выборах, все это создавало хороший плац­дарм для дальнейшего развертывания демократических преобразований в республике. И жизнь подтвер­дила правильность подобных рассуждений. Переломным моментом в этой дискуссии стало единодушное решение Меджлиса НФА от 18 августа 1990 г., которое гласило:

 

"Меджлис НФА считает на данном этапе необходимым участие в выборах с использованием локального бойкота". ("Азадлыг" от 25 августа 1990 г.). Под локальным бойкотом имелось в виду бойкот выборов в тех округах, где власти не допустили выдвижения кандидатов от оппозиции. Несмотря на то, что со сто­роны радикалов не было недостатка в заявлениях о бойкоте, впоследствии лидеры многих из них баллотировались.

 

Накануне выборов "Азадлыг" обнародовал предвыборную платформу НФА, принятую на сессии Медж­лиса в Ленкорани 24 августа 1990 г. (См."Азадлыг" от 27 сентября 1990 г.). В отсутствие находящихся в заключении лидеров радикалов предвыборная платформа НФА готовилась под непосредственным руко­водством либералов, что не могло не отразиться на ее содержании.

 

По своей сути платформа выдвигала задачу построения в Азербайджане либерально-демократического государства, где вмешательство государственных институтов в жизнь общества ограничено до мини­мума. В предвыборной платформе почти не чувствуется влияния социал-демократических идей, так характерных для первой Программы НФА.

 

Как подчеркивалось в предвыборной платформе НФА, программная цель депутатов от Народного Фронта на период их парламентских полномочий в различных сферах жизни общества состояла в следующем:

 

В политической сфере:                       

 

- возвращение Азербайджана в мировое сообщество независимых государств на основе поэтапной реализации суверенных политических и экономических прав республики;

 

- совершенствование законодательства Азербайджанской Республики для обеспечения всех личных и политических свобод её граждан, соответствующих общепринятым нормам международного права.

 

В экономической сфере:

- полная перестройка экономики республики, создание эффективной экономической структуры, основанной на частной и других видах собственности, рыночных отношениях и в полной мере учитывающей мировой опыт хозяйствования. Активное включение Азербайджана в международные хозяйственные связи.

 

 В   сфере социальной политики:

 

- резкое уменьшение отчислений доходов трудящихся на медицинское обслуживание, образование и др. в государственный бюджет с целью самостоятельного использования каждым гражданином этих средств в системе частного или государственного целевого страхования.

 

В правовой сфере:

впервые было дано верное определение современному понятию демократия – «либеральная демократия»;

- исходя их того, что именно народ, пользуясь своим суверенным правом, создает и подчиняет себе свое государство, бороться за утверждение в Азербайджане демократической власти (власти большинства), ограничиваемой лишь принципами неотъемлемости основных личных и политических свобод каждого гражданина республики.

 

В сфере культуры и образования:

предусматривались ограничение роли государства и плюрализм образовательных программ,

- обеспечение равных возможностей культурного самовыражения для каждого члена общества является одним из основных условий прогресса;

- деидеологизация национальной культуры, разрушение искусственных барьеров на пути к освоению мировых культурных ценностей и распространению своих национально-культурных достижений. Ликвидация административно-бюрократической системы управления культурой и образованием, оставление за аппаратами министерств функции координации и государственного финансирования деятельности независимых творческих союзов и учебных заведений.

 

В экологической сфере:

- исходя из жизненной необходимости сохранения здоровья нации, учитывая невосполнимость и уникальность природных богатств Азербайджана, бороться за утверждение государственной политики приоритета экологических интересов над экономическими.

 

 

ПЕРВЫЕ ВЫБОРЫ

 

 НФА вел предвыборную кампанию в тяжелейших условиях чрезвычайного положения. Власти всевозможными предлогами и средствами пытались воспрепятствовать выдвижению и регистрации кандидатов от Народного Фронта. Однако Демблоку все же удалось выдвинуть 231 кандидата по 166-ти избирательным округам из 340 большинство из которых являлись представителями НФА.

 

В борьбе за парламентские кресла партократия пускала в ход все средства - начиная от раздачи избира­телям продуктов питания и попыток заставить их клясться в верности своим кандидатам на Коране до прямого террора в отношении кандидатов от НФА. Так, в ходе избирательной кампании были убиты два кандидата от НФА, а за три дня до выборов "неизвестные" зверски расправились с заведую­щим органи­зационным отделом Народного Фронта Арифом Абдуллаевым. Что же касается арестов и избиений пред­ставителей НФА, то они стали обычным явлением избирательной кампании.

 

Попытка представителей Демблока встретиться с А.Муталибовым с целью обсуждения допущенных в ходе избирательной кампании нарушений в отношении оппозиции и принятия совместных мер для предотвращения попыток дестабилизации ситуации накануне выборов не увенчалась успехом. Обраще­ние Демблока от 23 сентября 1990 г. А.Муталибов оставил без ответа, тем самым еще раз продемон­стрировав свое нежелание сотрудничать с оппозицией.

 

Поле для маневра у НФА внутри республики было сужено до предела. Режим Чрезвычайного Положения не позволял провести в ходе избирательной кампании массовые мероприятия, а доступ на телевидение был полностью закрыт для представителей Народного Фронта. В этих условиях НФА, следуя демокра­тической практике, решил обратиться за помощью к демократическим силам страны и мира. В те дни поддержку НФА оказали почти все демократические издания страны, очень много для разоблачения допущенных в ходе выборов беззаконий сделали демократы на Центральном Телевидении в Москве.

 

Впервые в СССР в полном согласии с международными соглашениями, за которыми внимательно следили либералы, НФА пригласил наблюдателей из других республик Союза и из-за рубежа. 18 августа 1990 г. Народный Фронт обратился к Верховным Советам РСФСР, Литвы, Латвии, Эстонии, а также Моссовету и Ленсовету с просьбой прислать на выборы своих наблюдателей. По данному вопросу с 17 по 26 августа член Правления НФА Тофик Гасымов вел переговоры в Москве с представителями Верхов­ного Совета РСФСР, Моссовета и демократических организаций города. С аналогичной просьбой Прав­ление НФА 8 сентября 1990 г. обратилось к Европарламенту, конгрессу США, парламентам Турции, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Швеции, Японии и Канады.

 

Приглашение независимых наблюдателей на выборы со стороны НФА не на шутку испугало руковод­ство республики, расценившее это как "нарушение суверенитета республики". Право же, весьма стран­ным был этот "суверенитет", охраняемый русскими штыками. Для "защиты суверенитета" накануне выборов военный комендант закрыл город и заявил, что никаких наблюдателей он в город не пустит. За несколько часов до выборов комендант выступил по Азербайджанскому телевидению со своеобразным обращением к народу, где почти поименно назвал тех, кто, по его мнению, является врагами азербайджанского народа и посягает на суверенитет республики. В "черный список" попали лидеры Народного Фронта, депутаты из других республик, журналисты.

 

Несмотря на строгие меры, принятые военными властями, около 80 наблюдателей все же ухитрились просочиться в республику. Во многом благодаря им мировая и всесоюзная общественность узнали о невиданных масштабах фальсификаций, допущенных в ходе голосования, которое проходило по сталинскому принципу: "не важно, как голосуют, важно, как считают".

 

Мы подробно не останавливаемся на этих фактах, т.к. они широко освещены прессой, наблюдателями, следившими за ходом выборов, и даже нашли отражение в специальном докладе Конгресса США. О масштабах фальсификаций свидетельствует тот факт, что после первых двух туров голосования в Центр­избирком поступило более тысячи заявлений,  жалоб, актов, протоколов о допущенных наруше­ниях ("Азадлыг" от 25 октября 1990 г.). Но даже в этих условиях Демблок сумел завоевать около 30-ти депутатских мест в Верховном Совете Республики. Под впечатлением многочисленных фактов нару­шений в ходе первого тура голосования, Меджлис НФА 6 октября 1990 г. принял решение "о неприз­нании будущего парламента, пока не будут объективно рассмотрены и приняты меры по всем фактам нарушений, обнаруженным в ходе голосования" и обратился к парламентам всех стран с призывом не признавать новоизбранный Верховный Совет.

 

Анализ итогов выборов невольно приводит к выводу, что не нарушения, допущенные властями в ходе их проведения и не ошибки НФА явились главной причиной поражения демократических сил. Хотя на результат выборов эти факты, несомненно, оказали немалое влияние. В целом же, как это ни горько признать, выборы проиграла не оппозиция, а сам народ. Выборы лишний раз продемонстрировали низкий уровень политической зрелости и культуры широких народных масс (примечательно, что даже в тех округах, где демократы, проведя большую работу, не допускали нарушений, кворум не набирался). Выборы показали, что большая политика мало занимает умы широких масс, мало кого волнуют даже принципиальные, фундаментальные положения программ идейно противоборствующих сторон, а такая ситуация позволяет манипулировать настроениями людей подчас на уровне примитивных лозунгов, что всегда чревато негативными последствиями. Сложилась парадоксальная ситуация, когда народ, в подав­ляющем большинстве протестующий против тоталитарной системы, одновременно в таком же своем большинстве внутренне, психологически остается рабом этой ненавистной ему системы.

 

Справедливости ради следует сказать, что этот результат нельзя всецело признать "успехом" тотали­тарной коммунистической идеологии, он имеет более глубокие корни, связанные с исторической судьбой азербай­джан­ского народа, которому было суждено веками существовать в условиях восточного деспо­тизма и исламского фанатизма, жестоко подавляющих всякие проявления индивидуальной самостоя­тельности и свободомыслия. Поэтому даже освобождение от коммунистической системы вряд ли автома­ти­чески приведет к внутреннему раскрепощению людей. Тут вспоминаются замечательные слова А.И. Герцена: "Нельзя освобо­дить внешне человека больше, чем он внутренне свободен. Освобожденный раб превращается в тирана".

 

Таким образом, главная задача, поставленная перед НФА по итогам выборов, заключается в том, что необходимо заняться серьезной политической работой среди масс, их политическим просвещением с целью постепенного изменения психологического склада нации. От успеха этой работы будет зависеть не только судьба будущих выборов, но и судьба демократических преобразований в Азербайджане в целом.

 

Кстати, довольно плодотворно в этом направлении действует газета "Азадлыг", впервые открыто публи­куя материалы о внутренних разногласиях в НФА. Газета тем самым в какой-то мере стала инициа­торами проводником перестройки и гласности внутри Народного Фронта и азербайджанского общества в целом.

 

Повторные выборы в парламент затянулись на несколько месяцев и в целом завершились к концу 1990 г. После их завершения перед НФА опять встала проблема отношения к новоизбранному Верховному Совету. И тут удивительная метаморфоза произошла с радикалами, которые вдруг из горячих привер­женцев бойкота выборов превратились в последовательных сторонников участия в работе парламента. Этот вопрос стал предметом бурных обсуждений на двух сессиях Меджлиса в январе 1991 г. Наконец было принято соломоново решение, оставляющее в силе решение Меджлиса от 6 октября 1990 г. о непризнании новоизбранного Верховного Совета. Вопрос об участии демократов в работе парла­мента оставался на их личное усмотрение ("Азадлыг" от 17 января 1991г.)

 

 

НФА В ПАРЛАМЕНТЕ

 

Первая сессия нового парламента открылась 5 февраля 1991 г., и начало его работы ничего хорошего демократам не сулило. Уже с первых минут, при обсуждении процедурных вопросов возник острый конфликт между Демблоком и коммунистическим большинством, в результате чего депутаты от Демблока под свист и улюлюканье коммунистов вынуждены были покинуть зал заседаний. Правда, через день они снова подключились к работе парламента, однако постоянные нарушения процедуры и регламента, полное игнорирование мнения Демблока, стремление коммунистического большинства решить все вопросы с помощью машины голосования, опираясь на свое численное превосходство, стали характерными чертами новоизбранного Верховного Совета. Несмотря на ожесточенное сопротивление Демблока, парламент принял позорное решение об участии Азербайджана в референдуме 17 марта о сохранении СССР.

 

 

СОЮЗНЫЙ ДОГОВОР

 

Решение о проведении референдума было принято 7 марта, т.е. за 10 дней до референдума, что уже являлось грубейшим нарушением "Закона о референдуме" Азербайджанской Республики, т.к. согласно этому закону подобное решение должно приниматься как минимум за два месяца до проведения референдума. НФА призвал к его бойкоту 17 марта 1991 г. в условиях чрезвычайного положения был проведен референдум по вопросу о сохранении Союза в форме "обновленной" федерации. Центриз­бирком во главе с А.Керимовым, имевший к тому времени богатый опыт по фальсификации результатов выборов в Верховный Совет, с «честью» оправдал надежды азербайджанской партократии и на сей раз, "доказав", что подавляющее большинство (около 95 %) азербайджанского народа не может жить без Союза. Хотя по данным НФА в референдуме участвовали лишь 15-20 % граждан республики, имеющих право голоса.

 

После столь "успешного" проведения референдума в Азербайджане и отказа Армении в нем участвовать центр в очередной раз решил разыграть карабахскую карту в своих интересах. Советская Армия, в течение всех 3 лет карабахского конфликта занимавшая в лучшем случае позицию стороннего наблюдателя, вдруг вспомнила об Указе Горбачева "о разоружении незаконных воинских формиро­ваний" годичной давности и в конце апреля 1991 г. начала операцию против Чайкенда и нескольких других армянских сел, ставших к тому времени, при прямом попустительстве той же армии, хорошо укрепленными базами армянских боевиков. Цели этой операции были ясны: с одной стороны – укрепив прокремлевский коммунистический режим в Азербайджане, дать возможность А.Муталибову спокойно подписать Союзный договор, а с другой стороны - оказав давление на Армению, заставить ее присоединиться к ново-огаревскому процессу.

 

К чести лидеров НФА, они по мере возможностей пытались довести до сведения общественности правду об истинных целях "чайкендской операции". "Земля в обмен на свободу" - назвала газета "Азадлыг" суть этой операции. Член Правления НФА Т.Гасымов, комментируя "чайкендскую операцию" на страницах газеты "Азадлыг", предупреждал, что "центр не пойдет до конца, не разоружит полностью армянских боевиков". Чайкенд,- подчеркивал Т.Гасымов, - понадобился Москве, чтобы соблазнить Азербайджан к подписанию Союзного договора. ("Азадлыг" от 17 мая 1991г.). К сожалению, эти здравые голоса потонули в общем хоре ура-патриотизма, охватившего в то время всю республику.

 

Тем не менее дальнейшие события доказали полную правоту лидеров НФА. Освобождение нескольких армянских сел являлось успехом локального характера, ничего не изменив в решении карабахского конфликта, лишь дало повод нашим недругам поднять новую волну анти-азербайджанской истерии на страницах всесоюзной и мировой печати.

 

Факт освобождения нескольких армянских сел, большинство из которых впоследствии были снова захвачены армянскими боевиками, был использован республиканской прессой для поднятия авторитета коммунистического руководства республики, в частности А.Муталибова. Следует признать, что, умело сыграв на национальных чувствах людей, официальная пресса в целом достигла своей цели. В мае - июне рейтинг Муталибова достиг наивысшей точки за все время его пребывания увласти. Он решил восполь­зоваться этим благоприятным моментом, чтобы стать всенародно избранным президентом. 26 июня 1991 г. Верховный Совет республики назначил президентские выборы на 8 сентября 1991 г. В знак протеста против этого решения депутаты от оппозиционного блока "Независимый Азербайджан" (бывший Дем­блок) покинули парламент и объявили о своем решении в дальнейшем бойкотировать его работу.

 

Уже после ухода депутатов от оппозиции парламент принял решение об одобрении Союзного договора, тем самым, вписав еще одну черную страницу в свою постыдную историю.

 

В заявлении блока "Независимый Азербайджан" от 26 июня 1991 г. (это заявление подписали 28 депу­татов) подчеркивалось, что оппозиция будет участвовать в президентских выборах лишь при условии отмены чрезвычайного положения в Баку, создания новых избирательных комиссий на паритетных началах с участием оппозиционных сил, обеспечения присутствия наблюдателей из других республик Союза и международных организаций, включая ООН. Оппозиция также требовала создания специальной депутатской комиссии для расследования фактов злоупотреблений, имевших место в ходе проведения референдума 17 марта.

 

 

 IV КОНФЕРЕНЦИЯ НФА СНОВА ЛИБЕРАЛЫ И РАДИКАЛЫ

 

В подобных условиях наиболее влиятельная сила оппозиции - НФА готовился к своему первому съезду. Первый этап съезда прошел в середине июля в Баку. Однако главные события развернулись до съезда.

Еще ранней весной 1991 г. внутренняя борьба в НФА между радикалами и либералами разгорелась с новой силой, толчком к которой послужило обсуждение деятельности Правления НФА в период с июля 1989 г. по январь 1990 г. на апрельской (1991 г.) сессии Меджлиса. (См. "Азадлыг" от 19 апреля 1991 г.). Основным камнем преткновения стали события 20 января, и, в частности, факт создания Совета Национальной Обороны (СНО) накануне этих событий. Создание и деятельность СНО оценивались радикалами и либералами с диаметрально противоположных позиций.

 

Либералы утверждали, что СНО, являясь плодом коварной политики партаппарата, был создан по инициативе и настоянию республиканского руководства и указывали на то, что центр, используя в качестве повода именно факт незаконного создания СНО, нанес сокрушительный удар по демократи­ческому движению в Азербай­джане, отбросив нас от независимости. Это в свою очередь привело к пессимизму в обществе и падению как авторитета НФА, так и политической активности в целом по республике. Либералы подчеркивали, что идея создания СНО с целью дискредитации и в конечном счете о ликвидации НФА возникла в недрах партаппарата и в подтверждение своей мысли приводили многочисленные фактах активного участия райкомов партии в работе местных отделений СНО.

 

Радикалы - бывшие члены и сторонники СНО - придерживались иного мнения. Категорически отвергнув обвинения либералов, они заявили, что создание СНО в трудное для республики время было продикто­вано жизненной необходимостью, вытекающей из естественного права каждого народа защищать свою землю. По их мнению СНО сделал очень много для отражения армянской агрессии. Рагим Казиев особо подчеркнул, что главным полем деятельности СНО были Карабах и приграничные с Арменией районы республики, а не Баку.

 

В своем выступлении на сессии лидер радикалов Этибар Мамедов обвинил либеральное крыло НФА в поиске виновников январской трагедии в собственном стане и сказал, что истинной причиной падения авторитета НФА за последний год является его капитулянтская по отношению к властям позиция.

 

В свою очередь члены Правления от либерального крыла заявили, что именно неоднократные грубейшие нарушения радикалами коллективных решений, принятых большинством голосов, их политический авантюризм, применение ими необольшевистских методов в политической борьбе поставили НФА перед угрозой полного уничтожения. В ответ на это Э.Мамедов заявил, что необходимо идти не от демократии к свободе [страны - ред.], а от свободы к демократии и что в ходе движения иногда приходится быть диктатором. По мнению Э.Мамедова, ради интересов дела иногда необходимо игнорировать положения Устава НФА.

 

После двухдневных обсуждений Меджлис так и не смог прийти к единому мнению по данному вопросу, показав свою беспомощность. Задуманный в свое время в качестве коллегиального органа НФА, приз­ван­ного определять и направлять политику Народного Фронта, Меджлис в реальной практике превра­тился в декора­тивный придаток Правления, создающий лишь видимость контроля за его деятельностью Правления. Столк­нувшись с различным подходом членов Правления к этой щепетильной проблеме, Меджлис оказался не в состоянии принять конкретное решение. Для этого ему не хватило ни принципи­альности, ни политического профессионализма, ни интеллектуального уровня, который, естественно, отражал средний уровень по республике.

 

С апрельской сессией Меджлиса НФА связан еще один неприятный инцидент. 23 апреля 1991 г. в штаб-квартире НФА якобы за необъективное освещение работы сессии Меджлиса НФА сторонниками радикалов был избит корреспондент газеты "Азадлыг" Исраил Мусаев. Самым тревожным в этом инциденте был не столько сам факт избиения журналиста, т.к. нео-большевизм радикалов давно уже является секретом полиши­неля, сколько безразличное отношение Правления НФА к этому постыдному факту. Лишь через месяц, и то после неоднократных демаршей газеты "Азадлыг", Правление НФА наконец-то удосужилось обсудить и осудить факт избиения журналиста. На предсъездовской IV конфе­ренции НФА, проведенной 26-27 мая в Баку, борьба между радикалами и либералами была продолжена, но уже на качественно новом уровне. Раньше разногласия между двумя крылами НФА происходили на популистской волне и носили, в основном, такти­ческий характер. Теперь же наметились серьезные расхождения по стратегическим вопросам дальнейшего развития национально-демократического движе­ния в Азербайджане. IV конференция НФА выявила противоположные позиции поэтому вопросу. На конференции делегаты разделились на два лагеря - национал-патриотов и либерал-демократов, что и соответствовало реальному положению дел с идеологией в НФА.

 

Позицию радикалов по данному вопросу на конференции разъяснил их лидер Э.Мамедов, которую можно было охарактеризовать как национал-патриотическую. Он заявил, что необходимо сплотиться вокруг национальной идеи и временно, до достижения независимости, отбросить в сторону основопола­гающие принципы демократии и прав человека. Впоследствии Э.Мамедов открыто высказался в том духе, что "диктатора своей национальности он предпочитает демократу чужой". Фактически национал-патриоты выступили за сохранение тоталитарной структуры власти, ратуя лишь за национальную чистоту этой структуры, либералы же не приемлили диктатуры ни идеологической, ни национальной.

 

Позиция либерал-демократов на конференции нашло свое отражение в выступлениях их лидеров - И.Гамбарова, Т.Гасымова, Х.Гаджизаде и др. В частности, И.Гамбаров предупредил об опасности пренебрежительного отношения к приоритетности, неотъемлемости прав человека: «…Право на нацио­нальную независимость является составной частью международных правовых норм, и, игнорируя обще­человеческие ценности, мы фактически отрицаем право азербайджанского народа на независимое суще­ст­вование. Поэтому, отметил он, лишь уважая общечеловеческие ценности, в том числе прав человека, мы сумеем добиться национальной независимости».

 

Х.Гаджизаде: "К независимому правовому государству необходимо идти через развитие гражданского общества. Это более долгий путь, но если наша цель не новая диктатура, а демократическое правовое государство, где высшей ценностью является человеческая жизнь и человеческое достоинство, то это единственно верный путь. Права человека выше классовых, религиозных и национальных интересов".

 

Таким образом, впервые в обществе началась дискуссия на политическом языке о приоритетах в выборе целей и средствах для их достижения. Дискуссия эта закончилась в целом успехом либерал-демократов.

 

 

ПЕРВЫЙ СЪЕЗД  НФА

 

Лидер радикалов Этибар Мамедов вообще не явился на съезд, а его сторонники, оказавшись в меньшин­стве, покинули зал заседаний. После недельной работы I съезд НФА так до конца и не решил ни одной из проблем повестки дня, прервав свою работу. Второй этап съезда было решено провести осенью 1991 г.

 

Пожалуй, наиболее примечательным фактом первого этапа съезда стал роспуск Правления НФА и передачи власти Исполкому, возглавляемому Председателем организации с большими полномочиями (по старому уставу председатель НФА имел лишь представительские полномочия), осуществленный почти при полном безразличии членов Правления Фронта. Этот факт, отражая всю серьезность кризис­ной ситуации в НФА, показал, что даже лидеры организации отнюдь не питают особых иллюзий на счет будущего Народного Фронта.

 

Общеизвестно, что с момента своего создания НФА являлся неоднородной организацией, включающей в себя группы с самой различной политической ориентацией. Причиной слияния этих групп в одну органи­зацию была "карабахская проблема" и решимость борьбы против тоталитарной коммунистической системы. Естественно, что НФА не мог ограничиться лишь этими проблемами, т.к. сама жизнь выдви­гала перед национальным движением все новые и новые задачи, в отношении которых различные груп­пы в НФА нередко занимали диаметрально противоположные позиции, что с каждым днем усили­вало политическую поляризацию сил внутри организации. К первому съезду лидеры основных течений в НФА, видимо, уже ясно осознали необходимость организационного размежевания. По нашему мнению роспуск Правления НФА и стал проявлением этих настроений среди лидеров партии.

 

Подобные настроения были характерны и для второго этапа съезда, проведенного 25-27 января 1992 г. в Баку. На рассмотрение съезда были вынесены два проекта Программы НФА, один из которых был подготовлен "ветеранами" НФА - бывшими членами его Правления на основе предвыборной программы НФА. Второй проект Программы был основан на социал-демократической идеологии, воспринятой мусаватизмом, и идеях "тюркизма" Зия Гейалпа.

 

Однако в ходе прений вокруг принятия новой Программы выяснилось, что "ветераны" выступают в защиту своего проекта скорее по инерции, чем из-за стремления добиться от съезда принятия своей концепции. В результате съезд принял довольно странную Программу, являющуюся эклектическим соединением двух проектов. Второй этап съезда продемонстрировал, что "ветераны" в какой-то мере самоустранились от принятия важнейших решений. Молодые же кадры, пришедшие им на смену, при всем уважении к ним, на данном этапе пока не в состоянии полностью заменить "ветеранов", что еще больше усугубляет интеллектуальный и организационный кризис в НФА.

 

 

АВГУСТОВСКИЙ ПУТЧ В МОСКВЕ

 

Антигорбочевский путч 19 августа 1991 г. кардинальным образом изменил политическую ситуацию в республике. А.Муталибов, допустив грубейший политический просчет, взял сторону ГКЧП. 21 августа Азербайджанское радио и телевидение передали заявление президента А.Муталибова о поддержке ГКЧП. Последовавшее вскоре после этого поражение путчистов поставило Муталибова в незавидное положение, радикальные изменения в стране после провала путча свели на нет усилия руководства республики, направленные на сохранение Азербайджана в качестве "бастиона коммунизма".

 

Воспользовавшись некоторым замешательством в рядах высшего руководства республики, НФА возглавил новый поход демократических сил на тоталитарную систему. НФА одним из первых в стране утром 19 августа выступил с заявлением, резко осуждавшим действия ГКЧП, а после провала путча потребовал от руководства приостановления президентских выборов, роспуска парламента и проведения новых выборов в Верховный Совет, отмены чрезвычайного положения, принятия решительных мер для восстановления суверенитета республики в НКАО.

 

31 августа вышел первый номер газеты НФА на русском языке "Свобода". Главной задачей газеты была пропаганда демократической борьбы НФА среди русскоязычного населения республики, а также за ее пределами.

 

Поняв уязвимость своего положения, Муталибов решил маневрировать. После августовского путча армия заявила о своем невмешательстве в решение политических вопросов, и А.Муталибову ничего не оставалось, как 29 августа на внеочередной сессии Верховного Совета, созванной по требованию оппози­ции, отменить чрезвычайное положение в Баку. Более того, президент решил начать игру в независи­мость. 29 августа внеочередная сессия приняла "Декларацию о восстановлении государственной незави­симости Азербайджана". На сессии также было решено приступить к созданию национальных сил самообороны, чего уже в течение 3 лет требовала оппозиция.

 

Эти решения парламента в немалой степени носили декларативный характер, и руководство республики отнюдь не торопилось претворить их в жизнь. Однако сам факт их принятия серьезно беспокоил центр, Кремль вынужден был простить Муталибову его позицию во время августовского путча и прекратить давление на его правительство. Тем самым центр еще раз доказал свою имперскую сущность и лице­мерие, свою готовность ради сохранения империи идти на беспринципное сотрудничество с любыми, даже самыми консервативными и реакционными политическими силами.

 

Заручившись поддержкой центра, Муталибов решил, несмотря на протесты оппозиции, все-таки провести президентские выборы в ранее намеченный срок - 8 сентября. К тому времени Муталибов остался единственным претендентом на президентское кресло. Другой кандидат – лидер социал-демократов З. Ализаде, до конца воспользовавшись возможностями телевидения для популяризации своей партии, в последний момент снял свою кандидатуру и присоединился к требованию оппозиции о переносе даты президентских выборов. НФА призвал народ бойкотировать выборы, а Меджлис Нах.АР отменил их на территории автономной республики. Не проводились выборы и в НКАО.

 

В Баку, по данным НФА, 80 % избирателей бойкотировали выборы. Однако "многоопытный" Центриз­бирком и на этот раз оказался на "высоте", обнародовав желательные для Муталибова результаты. Как справедливо отмечала "Свобода", вряд ли подобные "выборы" укрепили личную власть и авторитет президента. Более того, "выборы" ко всем существующим проблемам республики добавили еще одну -конституционный кризис в отношениях между Верховным Советом республики и Меджлисом Нахиче­ванской АР и обострение конфронтации между оппозицией и руководством вопреки призывам самого президента к национальному согласию. ("Свобода" от 12 сентября 1991 г.).

 

Несмотря на "успех" Муталибова на "выборах", политическая ситуация в республике качественно отличалась от до августовской. К тому же произошли коренные изменения в расстановке политических сил в Нах.АР. Наиболее серьезный политический противник Муталибова Г.Алиев, став председателем Верховного Совета Нах.АР, начал управлять автономной республикой, опираясь на местные отделения НФА. Конечно, будущее покажет, что скрывается за этим маневром многоопытного политика – искрен­нее желание содействовать развитию демократических преобразований или стремление на плечах оппозиции совершить повторное восхождение на политический Олимп республики. Как бы том ни было, Муталибов, столкнувшись с реальной опасностью быть вовлеченным в борьбу сразу на нескольких фронтах, вынужден был идти на контакты с НФА, хотя еще несколько месяцев назад публично заявил, что "ему с такой оппозицией не по пути".

 

 

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ

 

В результате не прекращающейся кампании гражданского неповиновения, организованной НФА, 3 октября 1991 г. на встрече президента А.Муталибова с руководством НФА была достигнута принципи­альная договоренность о создании нового высшего законодательного органа на переходный период из числа депутатов Верховного Совета республики на паритетной основе - Национального Совета (НС).

 

Трудным и мучительным был процесс создания НС. На рассмотрение внеочередной сессии Верховного Совета, созванной 8 октября 1991 г. по требованию оппозиции, был представлен проект Конституционного закона Азербайджанской Республики "О создании Временного Национального Меджлиса". Проект, разработанный и представленный в Верховный Совет оппозицией, предусматривал:

- объявление переходного периода до проведения новых выборов в высшие государственные органы власти республики;

- создание ВНМ с наделением его в переходный период функциями высшего законодательного органа;

- ВНМ из 50-ти человек образуется из числа депутатов ВС:

- руководство ВНМ осуществляет председатель ВС республики;

- постоянные комиссии ВС республики с созданием ВНМ прекращают свою деятельность: все депутаты ВС, не вошедшие в ВНМ, до создания нового высшего органа государственной власти продолжают депутатскую деятельность в своих округах;

- ВНМ может решать любые вопросы и принимать соответствующие решения за исключением: создания Конституционного суда Азербайджанской Республики, ограничения имеющихся полномочий президента Азербайджанской Республики и освобождения президента республики от занимаемой должности. ("Свобода" от 17 октября 1991 г.).

 

Внеочередная сессия так и не смогла решить этот вопрос, и обсуждения продолжались на последующих заседаниях Верховного Совета. Только 30 октября 1991 г., выхолостив фактически все содержание пред­ставленного оппозицией проекта, парламент принял решение об учреждении Национального Совета. Конечно же, создание Национального Совета с такими ограниченными полномочиями не могло удовлет­ворить оппозицию.

 

Между тем под давлением депутатов от блока "Независимый Азербайджан" Верховный Совет в октябре принял несколько принципиальных решений, важнейшим из которых, безусловно был "Конституци­онный акт о восстановлении независимости Азербайджана" от 18 октября 1991 г. Кроме того, Верховный Совет отказался от заключения союзного экономического договора и ограничил участие Азербайджана в Верховном Совете СССР отправкой туда нескольких своих наблюдателей.

 

Армянский террористический акт - трагедия с вертолетом в небе Карабаха 20 ноября, в результате кото­рой погибли несколько высших должностных лиц республики, снова обострила до предела внутрипо­литическую ситуацию в республике. 22 ноября 1991 г. Меджлис НФА принял решение: - используя исключительно мирные средства, добиться роспуска Верховного Совета и создания Национального Совета в качестве полноправного законодательного органа республики. 26 ноября 1991 г. Верховный Совет отменил положение закона от 30 октября, существенно ограничивавшее полномочия Нацио­нального Совета. В начале декабря Национальный Совет начал свою деятельность.

 

Конечно, победа была неполной, т.к. не удалось добиться роспуска Верховного Совета, но, как верно заметила газета "Азадлыг", создание Национального Совета с нынешними полномочиями отражает реальное соотношение сил между оппозицией и властями. ("Азадлыг" от 29 ноября 1991 г.).

 

Деятельность блока "Независимый Азербайджан" в парламенте составляет одну из ярких страниц в короткой истории НФА. Начав свою работу под свист и улюлюканье коммунистов, оппозиционный блок постепенно, шаг за шагом начал диктовать свои условия парламенту, где численное соотношение сил было равно 1:10 в пользу партократии. И вообще, деятельность НФА в после августовский период войдет в будущие учебники политологии в качестве классического примера того, как, умело сочетая парламентскую борьбу с методами силового давления на власти, можно добиться значительных успехов.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Несколько соображений общего порядка. В настоящее время НФА является ведущей силой оппозиции и скорее всего в ближайшей перспективе сохранит свое лидирующее положение, хотя пик популярности НФА прошел и его, по-видимому, уже не вернуть. Именно НФА, возглавив стихийно возникшее народ­ное движение на волне "карабахской проблемы", направил его в конструктивное русло борьбы за демо­кра­тию и независимость Азербайджана. Любой серьезный исследователь подтвердит, что все успехи, достигнутые азербайджанским народом на этом пути за последние годы, в той или иной степени связаны с деятельностью НФА. Правда, НФА не удалось избежать и серьезных ошибок. Сегодня, оглядываясь назад и воздавая должное НФА за его бесспорные заслуги в национальном движении, мы в то же время думаем о будущем этой организации.

 

После создания Национального Совета высшая законодательная власть республики практически контро­лировалась Народным Фронтом. Начался также процесс постепенной интеграции представителей НФА в структуры исполнительной власти. В этой ситуации для плодотворной и конструктивной работы своих представителей в этих органах власти НФА необходимо иметь четкие и совершенные концепции абсо­лютно по всем направлениям национального развития. Это в свою очередь требует создания сильных мозговых центров НФА. Необходимо серьезно заняться созданием сильной внутренней структуры НФА, т.к. долгое время работающую структуру заменял массовый энтузиазм, который теперь проходит или уже прошел. Трудно сказать, сознают ли все это в нынешнем руководстве НФА. Кажется, не до конца. Между тем все более реальной становится перспектива "люмпенизации" НФА, и процесс этот уже идет.

 

Однако как бы ни сложилась дальнейшая судьба НФА, он в целом достойно выполнил свою истори­ческую миссию. Если процесс национального возрождения в начале века, завершившийся созданием в 1918 г. АДР, был связан прежде всего с партией "Мусават", то аналогичную роль на современном этапе азербайджанской истории сыграл НФА.

 

Р.S. В конце очень хотелось бы вспомнить тех, кто стоял у истоков НФА. В последующем их пути разо­шлись, сегодня они входят в разные политические партии и течения, иногда сталкивающиеся друг с другом не на жизнь, а на смерть. Но тогда они были вместе. Нынешние и будущие историки наверняка найдут в их действиях немало упущений, ошибок, просчетов, и будут совершенно правы. Но давайте не забывать, какое чудовище противостояло им. Ведь многим из нас тогда это чудовище казалось непобе­димым, а они не побоялись бросить ему перчатку и победили. Еще раз подчеркиваем, что каждого из них можно обвинить во многих грехах, но в преданности и любви к своей Родине, в желании видеть свой народ счастливым и свободным им не откажешь. Итак, вот их имена, имена первых членов первого Правления НФА:

 

Юнусова Лейла - председатель партии Независимых демократов;

 

Али-заде Зардушт- редактор газеты социал-демократической группы "Истиглал";

 

Акперов Сулхеддин - член Национального Совета, председатель комиссии НС по контролю над правительством, лидер Демократической партии;

 

Багиров Сабит- заместитель председателя Меджлиса НФА;

 

Гаджи-заде Хикмет- редактор газеты НФА "Свобода";

 

Гасымов Тофик- член Национального Совета, председатель комиссии НС по законодательству;

 

Гумбатов Аликрам - заместитель председателя социал-демократической группы;

 

Гусейнов Панах- член Исполкома НФА;

 

Казиев Рагим- министр обороны Республики

 

Гамбаров Иса - член Национального Совета, председатель комиссии НС по внешним связям;

 

Мамедов Этибар- член Национального Совета, председатель партии Национальной Независимости;

 

Наджафов Наджаф- член Национального Совета, редактор газеты НФА "Азадлыг";

 

Панахов Неймат- лидер инициативной группы "Объединение свободных профсоюзов"Туран";

 

Самедоглу Юсиф- член Национального Совета, редактор журнала "Азербайджан";

 

Умидов Джанбахыш- научный сотрудник;

 

и бессменный председатель НФА - Абульфаз Эльчибей.

 

 

Конец Текста

 

Айдын Балаев

(с.н.с.,Ин-т Археологии и Этнографии, АН АзССР).

 

 

Bugün 1 ziyaretçi (1 klik) kişi burdaydı!
Bu web sitesi ücretsiz olarak Bedava-Sitem.com ile oluşturulmuştur. Siz de kendi web sitenizi kurmak ister misiniz?
Ücretsiz kaydol